+7(3452) 61-97-90
г.Тюмень:
+7(3467) 900-007
г.Ханты-Мансийск:
+7(495) 258-07-91
г.Москва:
.
recall

ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫМИ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОКРУГОВ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПЕРЕХОДОМ ПРАВ КРЕДИТОРА К ДРУГОМУ ЛИЦУ


Материал подготовлен с использованием правовых актов
по состоянию на 18 декабря 2007 года

Н.К. ГУДКОВА

1. Поскольку отсутствует предусмотренное договором письменное согласие ответчика (должника) на уступку права требования, договор цессии не соответствует положениям ст. 382 ГК РФ, следовательно, переход права требования не произошел и истец не является цессионарием и не вправе требовать оплаты задолженности по данному спору (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19 сентября 2007 г. N Ф09-6139/07-С5).

Общество "НБС" обратилось с исковым заявлением к обществу "Удмуртнефть" о взыскании 1037556 руб. 22 коп. задолженности, 145888 руб. 02 коп. процентов, начисленных за пользование чужими денежными средствами (с учетом уточнения суммы исковых требований, принятого судом по правилам, установленным ст. 49 АПК РФ).
Решением суда от 13.02.2007 в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением апелляционного суда от 15.05.2007 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Как следует из материалов дела и установлено судами первой и апелляционной инстанций, между обществом "Удмуртнефть" (заказчик) и обществом "ГРЭ" (подрядчик; ныне - общество "Куском") заключен договор на оказание услуг по физической ликвидации скважин от 25.10.2004, согласно которому заказчик поручает подрядчику выполнение физической ликвидации 20 скважин на производственной территории общества "Удмуртнефть" в сроки и по номенклатуре согласно приложению.
При исполнении условий договора возникла необходимость проведения дополнительных работ, в связи с чем сторонами составлены планы выполнения дополнительных работ на разрубку цементного моста на скважине N 185 и на скважине N 190.
Выполнив дополнительные работы по скважинам N 185 и N 190, общество "ГРЭ" направило ответчику акты выполненных работ и счета-фактуры от 31.03.2005 на сумму 1037556 руб. 22 коп. Оплата стоимости оказанных услуг не произведена, акты не подписаны. Между обществом "ГРЭ" (цедент) и обществом "НБС" (цессионарий) заключен договор уступки права требования (цессии) от 20.12.2005, согласно которому цедент уступает, а цессионарий принимает на себя права требования оплаты стоимости выполненных цедентом дополнительных работ от общества "Удмуртнефть" по скважинам N 185, N 190 Микшинского месторождения.
Претензией от 25.09.2006 общество "НБС" обратилось к ответчику с требованием об оплате стоимости дополнительно выполненных работ обществом "ГРЭ" на сумму 1037556 руб. 22 коп., права требования которых перешли по договору цессии от 20.12.2005 к истцу. Основанием обращения в суд явился отказ общества "Удмуртнефть" оплатить стоимость выполненных работ, право требования которой перешло по договору цессии к обществу "НБС".
Согласно ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором.
В силу ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.
Оценив имеющиеся в материалах дела доказательства по правилам, установленным ст. 71 АПК РФ, суды пришли к правильному выводу о том, что договор цессии не соответствует положениям ст. 382 ГК РФ, поскольку отсутствует предусмотренное договором от 25.10.2004 письменное согласие ответчика (должника) на уступку права требования (ст. 168 ГК РФ). Поскольку переход права требования оплаты стоимости дополнительно выполненных работ по ликвидации скважин N 185 и N 190 не произошел, суд апелляционной инстанции обоснованно указал, что общество "НБС" не является надлежащим истцом по данному спору.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

2. Глава 24 ГК РФ не предусматривает обязанность цедента и цессионария направлять должнику договор уступки права. В силу закона достаточно его письменного уведомления о состоявшемся переходе права. Поскольку должник, зная о состоявшемся переходе права требования, исполнил обязательство ненадлежащему кредитору, он не перестает быть обязанным перед цессионарием, так как в силу ст. ст. 312, 408 ГК РФ его обязательства не прекращены (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19 сентября 2007 г. по делу N А55-15220/06-47).

ИП У. обратился с иском к Альметьевскому районному потребительскому обществу о взыскании 158145 руб. задолженности и 85257 руб. пени за просрочку платежа.
Решением арбитражного суда от 19.10.2006, оставленным без изменения Постановлением арбитражного апелляционного суда от 29.12.2006, иск удовлетворен частично.
Как видно из материалов дела, на основании договора от 27.01.2006 между ООО "Спарк-2000" и ответчиком последнему были поставлены товары, которые ответчик в полном объеме не оплатил.
В соответствии с договором за несвоевременную оплату товаров предусмотрена договорная неустойка.
ООО "Спарк-2000" уступило 19.07.2006 по договору цессии право требования долга и неустойки предпринимателю У. - истцу по настоящему делу.
Последний обратился в арбитражный суд с требованием к ответчику, и суд иск удовлетворил частично.
Сумма долга взыскана в полном размере, а размер неустойки уменьшен с применением правил ст. 333 ГК РФ.
Обжалуя судебные акты, ответчик ссылается на то, что он перечислил сумму долга ООО "Спарк-2000", но сделал это после уступки права истцу.
При этом ответчик не отрицает факт получения от предыдущего кредитора - ООО "Спарк-2000" уведомления об уступке права требования до того, как он погасил указанному лицу долг, но ссылается на отсутствие у него договора цессии.
Однако глава 24 ГК РФ не предусматривает обязанность цедента и цессионария направлять должнику договор уступки права. В силу закона достаточно его письменного уведомления о состоявшемся переходе права.
Таким образом, ответчик, зная о состоявшемся переходе права к истцу, исполнил обязательство ненадлежащему лицу, что не прекращает его обязательства перед кредитором - истцом по делу - в силу ст. ст. 312, 408 ГК РФ.
При данных обстоятельствах арбитражный суд правомерно удовлетворил иск.
Уменьшение размера неустойки не противоречит также правилам ст. 333 ГК РФ.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

3. Непередача кредитором новому кредитору всех документов, удостоверяющих право требования, не влечет ничтожности сделки, поскольку в ст. 385 ГК РФ законодателем установлены иные последствия неисполнения этого условия - должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу (Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 6 сентября 2007 г. N Ф09-7249/07-С5).

Общество "УСЛ-ДомСервис" обратилось с иском к городскому муниципальному учреждению "Управление заказчика по жилищно-коммунальному хозяйству города Сарапула" о взыскании 355382 руб., в том числе 275300 руб. долга по договору на исполнение муниципального заказа на услуги по техническому обслуживанию, текущему ремонту муниципального жилищного фонда и санитарному содержанию придомовой территории от 04.01.2003, 80082 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решением суда от 21.03.2007 в удовлетворении исковых требований отказано.
Постановлением апелляционного суда от 04.06.2007 решение оставлено без изменения.
Как следует из материалов дела, 04.01.2003 между администрацией г. Сарапула (муниципальный заказчик), городским муниципальным учреждением (управляющая организация) и обществом "УСЛ-ДомСервис" (исполнитель) заключен договор, по условиям которого муниципальный заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательства по исполнению муниципального заказа по техническому обслуживанию, текущему ремонту жилищного фонда и санитарному содержанию придомовых территорий, находящихся у управляющей организации на праве оперативного управления и предусмотренных приложением к договору. Ориентировочная стоимость всех работ по договору, определяемая исходя из объема обслуживаемого жилищного фонда и регулируемого тарифа для населения, составляет 5024,5 тыс. руб.
По соглашению об уступке права требования от 04.06.2004 городское муниципальное учреждение уступает обществу "УСЛ-ДомСервис" право требования по возврату задолженности федерального государственного унитарного предприятия "СУ-804" (далее - государственное предприятие "СУ-804") на сумму 275300 руб. перед городским муниципальным учреждением, принадлежащее ему в соответствии с договором от 21.06.2001 на передачу жилых домов в муниципальную собственность. Городское муниципальное учреждение уменьшает сумму задолженности перед обществом "УСЛ-ДомСервис" по договору от 04.01.2003 на сумму 275300 руб.
Общество "УСЛ-ДомСервис", ссылаясь на неисполнение первоначальным кредитором обязанности по передаче новому кредитору документов, обосновывающих право требования и обеспечивающих его реализацию, обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым иском. В обоснование заявленных требований истец указывает на отсутствие у него прав нового кредитора и полагает, что исполнение обязательства по договору от 04.01.2003 должно быть произведено городским муниципальным предприятием.
Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды пришли к выводу о том, что имеющиеся в деле документы не подтверждают право истца на взыскание спорной задолженности по договору от 04.01.2003 с правопреемников городского муниципального учреждения.
Выводы судов соответствуют материалам дела и действующему законодательству.
Судами установлено, что обязательство городского муниципального учреждения по договору от 04.01.2003 перед обществом "УСЛ-ДомСервис" прекращено передачей истцу на основании соглашения от 04.06.2004 права требования долга с государственного предприятия "СУ-804", в связи с чем оно не подлежало включению в разделительный баланс при реорганизации юридического лица. Документы, подтверждающие факт выполнения истцом каких-либо работ по договору от 04.01.2003 (оформленные в предусмотренном договором порядке акты выполненных работ, предъявленные на их оплату счета-фактуры), в материалы дела истцом не представлены.
При таких обстоятельствах оснований для взыскания задолженности по договору 04.01.2003 с правопреемников городского муниципального учреждения у суда не имелось.
Утверждения заявителя кассационной жалобы о ничтожности соглашения об уступке права требования в связи с нарушением городским муниципальным учреждением предусмотренной п. 2 ст. 385 ГК РФ обязанности по передаче документов, удостоверяющих право требования, отклоняются. Непередача кредитором новому кредитору всех документов, удостоверяющих право требования, не влечет ничтожности сделки, поскольку в ст. 385 ГК РФ законодателем установлены иные последствия неисполнения этого условия - должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

4. Договор цессии не содержит указание на обязательство, из которого возникло уступаемое право. Ссылки на иные документы, на которых основано право истца требовать уплаты задолженности, в договоре также отсутствуют. Таким образом, сторонами не определен предмет договора уступки прав (цессии), следовательно, он является незаключенным. Незаключенный договор не порождает никаких прав и обязанностей для сторон. Следовательно, на основании спорного договора у истца не возникло никаких прав (требования) по отношению к ответчику (Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 4 сентября 2007 г. N А10-263/07-1-Ф02-4985/07).

ООО "Сиб-Вектор" обратилось с иском к ОАО "ОГК-3" о взыскании 2170789 руб., в том числе 1100000 руб. - сумма задолженности, 1070789 руб. - проценты за пользование чужими денежными средствами.
В обоснование иска истец указал, что 24.04.2000 между ОАО "Гусиноозерская ГРЭС", правопреемником которого является ОАО "ОГК-3", и ЗАО "Сибуголь-Ресурс" заключено соглашение о расторжении договора от 02.09.1999 в связи с невыполнением ответчиком обязательства по оплате долга и утверждением задолженности в сумме 1100000 руб. с обязательством уплаты до 31.03.2004.
29.12.2000 ЗАО "Сибуголь-Ресурс" уступило право требования исполнения обязательств по оплате ООО "Сиб-Вектор" в соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ, о чем стороны известили должника. Ответчик обязанности по оплате не исполнил, в связи с наличием задолженности истец обратился в суд. Просил в соответствии со ст. ст. 309, 395 ГК РФ взыскать 1100000 руб. - сумма задолженности по договору и 1070789 руб. - проценты за пользование чужими денежными средствами.
До принятия решения по делу истец уменьшил сумму взыскиваемых процентов до 291133,3 рубля.
Решением от 19.04.2007 в удовлетворении исковых требований отказано.
В апелляционном суде дело не рассматривалось.
Истец обратился с исковым заявлением о взыскании задолженности в сумме 1100000 руб. по соглашению от 24.04.2000 о расторжении договора цессии от 02.09.1999, заключенному ОАО "Разрез Холбольджинский" и ОАО "Гусиноозерская ГРЭС". По условиям договора от 02.09.1999 общество уступало разрезу право требования к АО "Омскэнерго" в объеме 1100000 руб. - задолженность по поставке электроэнергии по сальдо-перетокам на ФОРЕМ.
Перемена лиц в обязательстве регулируется главой 24 ГК РФ.
Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
В соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.
Из смысла ст. 382 ГК РФ следует, что существенным условием договора уступки права требования является обязательство, на основании которого возникло право первоначального кредитора к должнику.
Статьей 384 ГК РФ установлено, что, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Договор от 02.09.1999 не содержит указание на обязательство, из которого возникло уступаемое право. Ссылки на иные документы, на которых основано право ООО "Сиб-Вектор" требовать от ОАО "ОГК-3" уплаты задолженности в сумме 1100000 руб., в договоре от 02.09.1999 также отсутствуют. Таким образом, сторонами не определен предмет договора уступки прав (цессии) от 02.09.1999.
При таких обстоятельствах договор цессии от 02.09.1999 является незаключенным.
Незаключенный договор не порождает никаких прав и обязанностей для сторон. Следовательно, на основании договора от 02.09.1999 у истца не возникло никаких прав (требования) по отношению к ответчику.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда оставлено без изменения.

5. Так как договор уступки прав требования не предусмотрен бюджетным законодательством в качестве формы расходования средств местного бюджета, суды правомерно признали его ничтожным (Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 3 сентября 2007 г. по делу N А29-6952/2006-1э).

МУП "Сыктывкарский водоканал" МО "Город Сыктывкар" обратилось с иском к администрации муниципального образования муниципального района "Сыктывдинский" о взыскании 5345411 рублей 92 копеек долга по договору об уступке прав требования от 30.06.2006 (с учетом увеличения размера требования).
Решением от 12.01.2007 суд отказал в удовлетворении иска, признав договор об уступке прав требования от 30.06.2006 ничтожным как не соответствующий нормам бюджетного законодательства.
Арбитражный апелляционный суд Постановлением от 21.05.2007 оставил решение от 12.01.2007 без изменения по тем же мотивам.
Как следует из материалов дела, МУП "Сыктывкарский водоканал" (цедент) и администрация муниципального образования муниципального района "Сыктывкарский" (цессионарий) заключили договор об уступке прав требования от 30.06.2006, согласно которому цедент передает цессионарию право требования задолженности по отпуску питьевой воды и приему сточных вод за период с 18.11.2005 по 30.06.2006 в размере 5345411 рублей 92 копеек по договору от 08.02.2003 с МУП "Сыктывкарское ПО "Жилкомхоз" (должник). В силу договора с учетом соглашения от 03.06.2006 за уступаемое право цессионарий уплачивает цеденту 5345411 рублей в период с 30.07.2006 по 30.12.2006 согласно графику платежей.
Неисполнение цессионарием обязанности по оплате полученного права требования явилось основанием для предъявления цедентом иска по настоящему делу.
В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (п. 1 ст. 388 ГК РФ).
В данном случае муниципальное образование (в лице администрации) приобрело у муниципального предприятия за счет средств муниципального бюджета право (требование) к другому предприятию (должнику).
В силу ст. 124 ГК РФ муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами. К данным субъектам гражданского права применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данного субъекта.
В ст. 125 ГК РФ указано, что от имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.
В отношениях, связанных с использованием средств бюджета муниципального образования, компетенция соответствующих органов представительной и исполнительной власти определена в том числе нормами бюджетного законодательства.
Согласно ст. 69 БК РФ расходование бюджетных средств осуществляется в следующих формах: ассигнований на содержание бюджетных учреждений; средств на оплату товаров, работ и услуг, выполняемых физическими и юридическими лицами по государственным или муниципальным контрактам; трансфертов населению; ассигнований на реализацию органами местного самоуправления обязательных выплат населению, установленных законодательством РФ, законодательством субъектов РФ, правовыми актами представительных органов местного самоуправления; ассигнований на осуществление отдельных государственных полномочий, передаваемых на другие уровни власти; ассигнований на компенсацию дополнительных расходов, возникших в результате решений, принятых органами государственной власти, приводящих к увеличению бюджетных расходов или уменьшению бюджетных доходов; бюджетных кредитов юридическим лицам (в том числе налоговых кредитов, отсрочек и рассрочек по уплате налогов и платежей и других обязательств); субвенций и субсидий физическим и юридическим лицам; инвестиций в уставные капиталы действующих или вновь создаваемых юридических лиц; межбюджетных трансфертов; кредитов и займов внутри страны за счет государственных внешних заимствований; кредитов иностранным государствам; средств на обслуживание долговых обязательств, в том числе государственных или муниципальных гарантий.
Из содержания приведенной нормы Кодекса следует, что такая форма расходования средств муниципального бюджета, как выделение органами местного самоуправления ассигнований на приобретение у коммерческой организации права (требования) к должнику по цессии, бюджетным законодательством не предусмотрена.
Заключенный сторонами договор уступки права требования не является муниципальным контрактом (ст. 72 БК РФ) или бюджетным кредитом (ст. 76 Кодекса). Не относится оспариваемая сделка и к числу муниципальных гарантий (ст. 115 Кодекса) либо иных договоров по обслуживанию муниципальных долговых обязательств, исчерпывающий перечень которых содержится в п. 3 ст. 100 БК РФ.
В данном случае правовым основанием возникновения долгового обязательства муниципального образования перед МУП "Сыктывкарский водоканал" послужила сделка, не предусмотренная бюджетным законодательством в качестве формы расходования средств местного бюджета.
При указанных обстоятельствах суды двух инстанций правомерно признали ничтожным договор об уступке прав требования от 30.06.2006, поскольку он не соответствует требованиям норм бюджетного законодательства.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

6. В соответствии со ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать свои возражения против требований новому кредитору, при этом довод о ненадлежащем исполнении условий обязательства не является основанием для признания сделок уступки права требования недействительными (ничтожными), а подлежит рассмотрению в случае предъявления новым кредитором денежного требования (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 23 августа 2007 г. N Ф08-5200/2007).

ОАО "Российские железные дороги" обратилось с иском к ООО "Радиан" и ООО "Энергострой" о признании недействительными (ничтожными) договоров уступки прав требования от 10.01.2006 и от 26.12.2005, применении последствий недействительности ничтожных сделок.
Решением от 19.02.2007, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 24.04.2007, в удовлетворении иска отказано. Судебные акты мотивированы тем, что заключенные договоры цессии соответствуют нормам действующего законодательства.
Как видно из материалов дела, ОАО "РЖД" (заказчик) и ООО "Радиан" (подрядчик) заключили договоры подряда от 04.03.2005, 11.03.2005, 18.03.2005, по которым подрядчик обязался выполнить работы, связанные с ремонтом грузоподъемных кранов и кранов эстакад в срок до 31.03.2005 и 06.04.2005, а заказчик принял на себя обязательство оплатить работы. В договорах стороны установили, что расчеты производятся заказчиком по предъявлению выставленных счетов-фактур, актов формы КС-2, справок формы КС-3.
ООО "Радиан" (цедент) и ООО "Энергострой" (цессионарий) заключили договоры от 26.12.2005 и от 10.01.2006 об уступке прав требования от ОАО "РЖД" оплаты выполненных работ по договорам подряда.
В соответствии со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором.
Согласно ст. 383 Кодекса не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.
В ст. 384 Кодекса установлено, что, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Из договоров подряда, актов формы КС-2, справок формы КС-3 о приемке выполненных работ следует, что ООО "Радиан" принадлежало право требовать их оплаты. Ввиду отсутствия доказательств оплаты истцом выполненных подрядных работ суды первой и апелляционной инстанций пришли к правомерному выводу о действительности требования, переданного по договору об уступке права.
Согласно п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка права требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам.
Оценив в соответствии со ст. 71 АПК РФ договоры уступки прав требования от 26.12.2005 и от 10.01.2006, суды правомерно признали их соответствующими нормам действующего гражданского законодательства.
Обязанность заказчика оплатить подрядчику выполненные работы предусмотрена ст. ст. 740, 746 Кодекса.
В п. 8 информационного письма ВАС РФ от 24.01.2000 N 51 "Обзор практики разрешения споров по договору строительного подряда" разъясняется, что основанием для возникновения обязательства заказчика по оплате выполненных работ является сдача результата работ заказчику.
Суды первой и апелляционной инстанций дали оценку акту формы КС-2 и справке формы КС-3, подписанным представителем ОАО "РЖД" и подрядчиком. В компетенцию кассационной инстанции не входит переоценка выводов судов первой и апелляционной инстанций в силу ограничения полномочий ст. ст. 286, 287 АПК РФ.
Суды правомерно со ссылкой на ст. 386 ГК РФ указали, что ОАО "РЖД" вправе выдвигать свои возражения против требований новому кредитору, при этом довод о ненадлежащем исполнении условий договоров подряда не является основанием для признания сделок уступки права требования недействительными (ничтожными), подлежит рассмотрению в случае предъявления новым кредитором денежного требования.
ОАО "РЖД" не представило суду доказательств того, что договоры уступки прав требования от 10.01.2006 и от 26.12.2005, заключенные ООО "Радиан" и ООО "Энергострой", не соответствуют требованиям закона или иных правовых актов.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

7. По смыслу ст. 382 ГК РФ только существующее право может быть предметом уступки. Так как на момент заключения договора уступки права требования вексельное обязательство было прекращено надлежащим исполнением другому лицу, первоначальный кредитор не мог обладать правом требования по вексельному обязательству в момент заключения договора уступки, что свидетельствует о ничтожности последнего (Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 13 августа 2007 г. по делу N А55-8022/06-45).

ООО "Премьера-С" обратилось с иском к ОАО "Волга-Кредит Банк" о взыскании 15000000 руб. вексельного долга, 1050000 руб. процентов по векселю, 450000 руб. пеней.
Исковые требования заявлены в соответствии со ст. ст. 43, 48, 77 Положения о переводном и простом векселе, условиями договора от 30.12.2005 об уступке права требования и мотивированы тем, что ответчик, являясь векселедателем простого векселя от 30.08.2005 N 018149, обязан оплатить этот вексель истцу. Вексель предъявлялся к платежу 30.11.2005 первоначальным кредитором, ООО "Виконт".
Решением от 26.01.2007, оставленным без изменения Постановлением от 06.04.2007 арбитражного апелляционного суда, арбитражный суд в иске отказал, установив факт исполнения вексельного обязательства надлежащему векселедержателю.
В соответствии с п. 1 ст. 142 ГК РФ ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении.
Обязательство уплатить по векселю является денежным обязательством и прекращается в том числе исполнением, то есть уплатой обязанным лицом суммы вексельного долга (ст. 408 ГК РФ).
Требования истца основаны на договоре от 30.12.2005 уступки права требования, вытекающего из спорного векселя, предъявленного к платежу первоначальным кредитором (третье лицо) векселедателю (ответчик) 30.09.2005.
По смыслу ст. 382 ГК РФ только существующее право может быть предметом уступки.
Судом при рассмотрении спора установлено, что на момент заключения договора уступки права требования (30.12.2005) вексельное обязательство прекращено 05.09.2005 надлежащим исполнением другому лицу.
Тем самым судом установлено, что первоначальный кредитор не мог обладать правом требования по вексельному обязательству в момент заключения договора уступки, что свидетельствует о ничтожности последнего.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

8. При регрессе возникает новое обязательство и не происходит перемены лиц в обязательстве, поэтому положения гл. 24 ГК РФ о переходе прав кредитора другому лицу к регрессным требованиям не применяются - абзац 2 п. 1 ст. 382 ГК РФ. Однако ни п. 1 ст. 382 ГК РФ, ни иной закон или иные правовые акты не содержат запрета на уступку кредитором другому лицу прав по обязательству, первоначально возникшему в порядке регресса (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 2 августа, 9 августа 2007 г. N КГ-А40/7222-07).

ОАО "Опытный завод N 31 гражданской авиации" обратилось с исковым заявлением к ОАО "Мосрыбокомбинат" на основании договора уступки прав требования (цессии) от 11.12.2006 о взыскании 55738713 руб. 84 коп., в том числе 55268000 руб. 00 коп. возмещения в порядке регресса с принципала уплаченной гарантом суммы возмещения по банковской гарантии от 10.01.2005, взысканной по решению арбитражного суда от 25.08.2006 по другому делу, 111573 руб. 78 коп. комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии по договору от 10.01.2005 о предоставлении банковской гарантии за период с 01.01.2006 по 04.02.2006, 359140 руб. 06 коп. пени за просрочку уплаты комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии по договору от 10.01.2005 о предоставлении банковской гарантии за период с 01.02.2006 по 22.12.2006.
Решением арбитражного суда от 19.02.2007 взыскано с ОАО "Мосрыбокомбинат" в пользу ОАО "Опытный завод N 31 гражданской авиации" 55131537 руб. 78 коп., в том числе 55268000 руб. 00 коп. суммы возмещения по банковской гарантии, 111573 руб. 78 коп. комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии за период с 01.01.2006 по 04.02.2006, 20000 руб. 00 коп. пени за просрочку уплаты комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии за период с 01.02.2006 по 22.12.2006, а также 100000 руб. 00 коп. расходов по госпошлине. В остальной части исковых требований отказано.
Постановлением апелляционного суда от 27.04.2007 решение оставлено без изменения.
Судом установлено, что между ЗАО "АКБ "Банкирский Дом" и ОАО "Мосрыбокомбинат" заключен договор 10.01.2005 о предоставлении банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств ОАО "Мосрыбокомбинат" по договору бюджетного кредита от 14.01.2005 перед Департаментом продовольственных ресурсов. Договором от 10.01.2005 о предоставлении банковской гарантии предусмотрено право гаранта требовать от принципала возмещения сумм, уплаченных бенефициару по банковской гарантии, а также уплаченных бенефициару не в соответствии с условиями гарантии, обязанность принципала возместить суммы, уплаченные гарантом бенефициару в течение 3-х дней после предъявления гарантом требования об их возмещении, уплата комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии в размере 2% годовых от суммы возмещения по гарантии, уплата пени за просрочку уплаты комиссионного вознаграждения в размере 1% от неуплаченной суммы за каждый день просрочки.
Решением арбитражного суда от 25.08.2006 с банка "Русский Банкирский Дом" (ЗАО) в пользу Департамента продовольственных ресурсов взыскано 55268000 руб. долга и неустойки.
АКБ "Русский Банкирский Дом" (цедент) и ОАО "Опытный завод N 31 гражданской авиации" (цессионарий) заключен договор уступки прав требования (цессии) от 11.12.2006, в соответствии с которым АКБ "Русский Банкирский Дом" (цедент) уступает, а ОАО "Опытный завод N 31 гражданской авиации" (цессионарий) приобретает права требования, имеющиеся у цедента по отношению к ответчику ОАО "Мосрыбокомбинат", о чем ОАО "Мосрыбокомбинат" - ответчик по делу (должник) уведомлен письмом истца от 18.12.2006 с требованием в 3-дневный срок с момента получения исполнить обязательства, вытекающие из договора от 10.01.2005 о предоставлении банковской гарантии, и перечислить денежные средства в сумме 56067442 руб. 38 коп., уплаченные по банковской гарантии от 18.01.2005, в том числе сумму возмещения по банковской гарантии 55268000 руб. 00 коп., сумму комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии, сумму пени за просрочку уплаты комиссионного вознаграждения за предоставление банковской гарантии.
На основании ст. 384 ГК РФ к ОАО "Опытный завод N 31 гражданской авиации" перешли права требования банка, вытекающие из договора от 10.01.2005.
Довод кассационной жалобы о ничтожности договора уступки регрессного требования отклоняется по следующим основаниям. Согласно п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
В результате совершения сделки уступки требования происходит перемена кредитора в обязательстве. Само обязательство не прекращается, изменяется его субъектный состав.
При регрессе возникает новое обязательство и не происходит перемены лиц в обязательстве. Поэтому положения главы 24 ГК РФ о переходе прав кредитора другому лицу, регулирующие отношения в рамках одного обязательства, к регрессным требованиям не применяются - абзац 2 п. 1 ст. 382 ГК РФ. В соответствии со ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
Однако ни п. 1 ст. 382 ГК РФ, ни иной закон или иные правовые акты не содержат запрета на уступку кредитором другому лицу прав по обязательству, первоначально возникшему в порядке регресса. В связи с чем довод о недопустимости уступки требования по обязательству, первоначально возникшему в порядке регресса, является ошибочным.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

9. По смыслу п. п. 3, 5 ст. 111 Закона о банкротстве продажа прав требования должника производится на открытых торгах. Поскольку продажа прав требований должника осуществлена с нарушением порядка, установленного ст. ст. 111, 140 Закона о банкротстве, суд сделал правильные выводы о несоответствии договора цессии указанным нормам материального права и о его недействительности (ничтожности) в соответствии со ст. 168 ГК РФ и отказал в удовлетворении заявления о процессуальном правопреемстве (Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 31 июля 2007 г. N Ф03-А59/07-1/2089).

ОАО "УКС" обратилось с иском к ОАО "Сахалинэнерго" о взыскании 264577 руб. 94 коп., из которых 207350 руб. 84 коп. - задолженность за агентские услуги по договору от 01.06.2002 и 57227 руб. 10 коп. - проценты за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ.
Определением арбитражного суда от 26.12.2005 утверждено заключенное сторонами мировое соглашение, по условиям которого ОАО "Сахалинэнерго" в срок до 01.03.2006 обязалось уплатить истцу 207350 руб. 84 коп. В свою очередь, истец отказался от взыскания с ответчика 57227 руб. 10 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.
В связи с невыполнением ОАО "Сахалинэнерго" условий мирового соглашения по заявлению ОАО "УКС" арбитражным судом выдан исполнительный лист от 20.03.2006 для принудительного исполнения мирового соглашения.
15.06.2006 в арбитражный суд обратился ИП П. с заявлением о процессуальном правопреемстве, в котором заявитель, ссылаясь на заключенный им с ОАО "УКС" в лице конкурсного управляющего договор уступки прав требования (цессии) от 26.03.2006, просил произвести замену взыскателя по делу ОАО "УКС" на ИП П. на основании ст. 48 АПК РФ.
Определением от 12.07.2006 заявление о процессуальном правопреемстве удовлетворено. ОАО "УКС" заменено на ИП П. Судебный акт мотивирован соответствием договора цессии от 26.03.2006 нормам действующего законодательства.
Постановлением апелляционной инстанции от 16.10.2006 Определение от 12.07.2006 отменено, в удовлетворении заявления о замене взыскателя ОАО "УКС" на ИП П. отказано. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что договор уступки прав требования от 26.03.2006 заключен с нарушением требований ст. ст. 111, 140 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" от 26.10.2002 N 127-ФЗ и в силу ст. 168 ГК РФ является ничтожной сделкой. Ввиду ничтожности указанного договора правопреемство в материальном правоотношении между ОАО "УКС" и предпринимателем не произошло, поэтому отсутствуют основания для процессуального правопреемства в порядке ст. 48 АПК РФ.
Согласно ч. 1 ст. 48 АПК РФ в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником.
В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования).
Статьей 140 Закона о банкротстве установлено, что конкурсный управляющий вправе с согласия кредиторов (комитета кредиторов) приступить к уступке прав требования должника путем их продажи, которая осуществляется в порядке и на условиях, которые установлены п. п. 3 и 5 ст. 111 настоящего ФЗ, если иное не установлено федеральным законом или не вытекает из существа требования.
По смыслу п. п. 3, 5 ст. 111 Закона о банкротстве продажа прав требования должника производится на открытых торгах.
Суд апелляционной инстанции установил, что продажа прав требования должника, вытекающих из договора об оказании агентских услуг от 01.06.2002, мирового соглашения от 26.12.2005, произведена конкурсным управляющим ОАО "УКС" не на открытых торгах, а по прямому договору уступки прав требований.
Поскольку продажа прав требований должника осуществлена с нарушением порядка, установленного ст. ст. 111, 140 Закона о банкротстве, суд апелляционной инстанции сделал правильные выводы о несоответствии договора цессии от 26.03.2006 указанным нормам материального права и о его недействительности (ничтожности) в соответствии со ст. 168 ГК РФ и обоснованно отменил Определение от 12.07.2006.
Постановлением ФАС округа Постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

10. Передача складской квитанции является уступкой права на получение продукции с соблюдением простой письменной формы цессии. Поскольку сделка состоялась и была исполнена, суды правильно указали, что действия по одностороннему ее расторжению и приведению сторон в исходное положение не соответствуют нормам материального права (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 5 июля 2007 г. N Ф08-3258/2007).

Администрация Майского района Кабардино-Балкарской Республики обратилась с иском к ОАО "Каббалкэнерго" о признании исполненным обязательства по оплате администрацией электроэнергии, потребленной бюджетными учреждениями Майского района в сумме 850 тыс. рублей, посредством передачи обществу двойного складского свидетельства N 0000386.
Решением от 22.11.2006, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 09.03.2007, суд признал исполненными истцом обязательства перед обществом по оплате электрической энергии, потребленной: МУЗ "Майская районная больница" в сумме 65 тыс. рублей; МУЗ "Майская стоматологическая поликлиника" МЗ КБР в сумме 4 тыс. рублей; МУ "Управление образования администрации Майского района" в сумме 300 тыс. рублей; администрацией станицы Александровской в сумме 27 тыс. рублей; администрацией села Ново-Ивановское в сумме 31 тыс. рублей; администрацией г. Майского в сумме 104 тыс. рублей; истцом в сумме 24 тыс. рублей; администрацией села Октябрьское в сумме 3 тыс. рублей; администрацией станицы Котляревской в сумме 25 тыс. рублей; МУ "Департамент труда и социального развития Майского района КБР" в сумме 3 тыс. рублей; МУ "Территориальный центр социального обслуживания населения Майского района" в сумме 2 тыс. рублей; Майской районной и городской дирекцией государственной киносети КБР в сумме 3 тыс. рублей; МОУ "Детская школа искусств" в сумме 4 тыс. рублей; МВУ "Оздоровительный лагерь "Казачок" в сумме 3 тыс. рублей; МП "Майское муниципальное автотранспортное предприятие" в сумме 100 тыс. рублей; ЗАО "Майская МПМК" в сумме 25 тыс. рублей. Суд обязал общество зачесть 850 тыс. рублей в счет оплаты.
Судебные инстанции установили, что обязательства указанных лиц (абонентов) по договорам энергоснабжения прекратились с передачей администрацией обществу документа N 0000386, являющегося по своей правовой природе складской квитанцией. Суды пришли к выводу о том, что передача названного документа является уступкой права (требования), поэтому к ответчику (новому кредитору) перешло право требовать от хранителя водочную продукцию. Общество с требованием к хранителю о взыскании стоимости указанной продукции не обращалось. Совершением цессии прекратились обязательства абонентов по договорам энергоснабжения (ст. 408 ГК РФ). Суд указал, что при подаче искового заявления администрация действовала в защиту публичных интересов, поскольку предметом иска является признание исполненными обязательств по оплате задолженности за электроэнергию учреждений, финансируемых из бюджета района.
Как видно из материалов дела и установлено судом, на основании Постановления Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 20.03.2001 N 112, утвердившего Временное положение "О порядке отсрочек предприятиям - производителям алкогольной продукции федеральных, региональных и местных налогов и сборов в части сумм, зачисляемых в республиканский бюджет, и финансирования расходов республиканского бюджета под залог двойных складских свидетельств", ЗАО "Контрактимпекс" (хранитель) приняло от ООО "Пищекомбинат Майского коопзаготпрома" (производителя) продукцию (50 тыс. бутылок водки на сумму 1 млн. рублей) под залог двойного складского свидетельства ЗАО "Контрактимпекс" от 24.12.2001 N 0000386.
Указанное складское свидетельство производитель алкогольной продукции передал по индоссаменту Майскому районному финансовому отделу администрации (передаточная надпись N 1), который в счет оплаты долга за электрическую энергию, потребленную бюджетополучателями Майского района, индоссировал двойное складское свидетельство (части А и Б) обществу (передаточная надпись N 2). Общество, в свою очередь, снизило задолженность абонентов (бюджетополучателей Майского района) за потребленную электроэнергию на 850 тыс. рублей.
17.09.2002 общество передало складское свидетельство N 0000386 обществу "СВС" РОБОИ "Интерсоюз", которое по акту приема-передачи от 02.12.2003 возвратило свидетельство обществу.
В письме от 25.01.2005 общество уведомило истца о восстановлении задолженности абонентов в размере 850 тыс. рублей в связи с необеспеченностью складского свидетельства товарным покрытием. Полагая, что долг бюджетополучателей Майского района за потребленную электроэнергию погашен, а его восстановление произведено обществом незаконно, администрация обратилась с иском в арбитражный суд.
При разрешении спора судебные инстанции исследовали документ от 24.12.2001 N 0000386 и пришли к правильному выводу о том, что он не является двойным складским свидетельством, так как составлен с нарушением требований п. 1 ст. 913 ГК РФ. Поскольку в названном документе отсутствует указание о выдаче на предъявителя, он не является и простым складским свидетельством (ст. 917 Кодекса).
Документ от 24.12.2001 N 0000386 суд оценил как складскую квитанцию, содержащую сведения о том, кто (общество "Контрактимпекс"), когда (24.12.2001), какой и в каком количестве товар (50 тыс. бутылок водки) принял на хранение. В силу статей 907 и 912 Кодекса складская квитанция является письменной формой договора складского хранения.
Складская квитанция не является ценной бумагой, поэтому передача прав по ней происходит на основании общих норм об уступке требования. В силу п. 1 ст. 382 Кодекса право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной и нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме (п. 1 ст. 389 Кодекса). Проанализировав содержание документа N 0000386, судебные инстанции пришли к выводу, что его передача является уступкой обществу права на получение водочной продукции со склада хранителя с соблюдением простой письменной формы цессии (в тексте документа имеются все существенные условия договора уступки требования и подписи сторон).
Поскольку сделка состоялась и была исполнена, суды первой и апелляционной инстанций правильно указали, что действия общества в виде одностороннего ее расторжения и приведения сторон в исходное положение не соответствуют нормам материального права.
Постановлением ФАС округа решение арбитражного суда и Постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.

Подготовлен для системы КонсультантПлюс


Задать вопрос юристу
Более подробную информацию о юридических услугах нашей компании Вы можете получить по телефонам:
  • В г.Тюмени+7(3452) 61-97-90
  • В г.Москве +7(495) 258-07-91
  • В г.Ханты-Мансийске: +7(3467) 900-007
Вы можете задать вопрос непосредственно генеральному директору Юридической фирмы «Правовые консультанты» по email: info@arbitr-hmao.ru

Вы также можете воспользоваться этой формой отправки вопросов, чтобы узнать о стоимости и порядке оказания юридических услуг. Предварительное консультирование проводится бесплатно

Наши клиенты:

Муниципальное Дорожно-эксплуатационное предприятие муниципального образования город Ханты-Мансийск
ООО «Эрди Тулз»
ООО «Райд-сервис»
ЗАО "Вега"
ООО "СМФ Теплострой"
ООО "ЛПХ Топаз"
ОАО «Ханты-Мансийская аптека»
АУ «Технопарк высоких технологий»
ОАО «Ханты-Мансийскгаз»
ООО «Юветрейд»
ООО «Югра-Агро»
ООО «Юганскнефтегазстрой»
ООО «Системы безопасности иэкпертиза проектов».
ООО «Олви медикал»
ИП Архипов С.Л.
ООО «Альфа строй»
ООО «СК Лидер»
ООО «Борец»
ООО «Техтрансгарант»
ООО «ЮграСтроСервис»
ООО «ЮГРА 2012»
АУ «Духовой оркестр Югры»
ИП Тупиков М.А.
ИП Ананьев А.Е.
Администрация М.О. Город Покачи
ООО «Интегра»